Киевское время

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player
Посещаемость на сайте:

Через три года выиграем Лигу чемпионов

Более противоречивого года в жизни Андрея Шевченко, наверное, не было. С одной стороны, возвращение в киевское «Динамо», матчи и голы в Лиге чемпионов, где достигнут личный рубеж в сто поединков. С другой — оставившее за бортом европейской весны четвертое место клуба в групповом турнире Лиги и неудача украинской сборной в стыковых играх с Грецией, не позволившая во второй и, видимо, в последний раз попасть на чемпионат мира.

Но чего не отнять у лучшего в новейшей истории футболиста Украины, так это перспективы сыграть на Евро-2012. Теперь, как представляется, для обладателя многих титулов и призов, включая «Золотой мяч»-2004 и «Звезду» 2004 и 2005 годов, это не только новая цель, но и потенциально лучшая точка в славной карьере.

О будущем, впрочем, Шевченко пока говорит неохотно: то ли из суеверия, то ли из нежелания давать обещания и прогнозы. И начали мы разговор в уютном ресторанчике рядом с динамовской базой с вопроса о том, какие события уходящего года он вспомнит и через много лет.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЗДОРОВЬЕ НЕ ПОДВЕЛО

— Среди положительных наверняка останется в памяти возвращение в «Динамо». Несмотря на то, что не все ожидания сбылись, счастлив, что снова играю в футбол. Рад тому, что УЕФА окончательно подтвердил: Euro-2012 пройдет на Украине.

— Вы опасались, что Украина может потерять право проведения европейского первенства?

— Тревога присутствовала, но я верил, что президент федерации Григорий Суркис сможет убедить коллег по исполкому УЕФА в нашей готовности провести Евро полноценно, без оговорок. Свою часть работы он выполнил — теперь дело за теми, от кого зависит финансирование, создание инфраструктуры, без которой чемпионат не провести.

— Президент «Динамо» Игорь Суркис рассказывал мне, что во время матча с «Интером» на «Сан-Сиро» сидел рядом с гендиректором «Милана» Ариедо Брайдой, и тот все расспрашивал: как в Киеве удалось сделать Шевченко прежним? Вы знаете ответ?

— Главное, что травма спины перестала напоминать о себе так часто. Толик Тимощук посоветовал в Мюнхене отличного врача, помощь которого обеспечивает не меньше половины моей физической формы. Другая половина — заслуга Валерия Газзаева, который, несмотря на, быть может, не слишком удачные первые матчи за «Динамо», продолжал доверять мне. Это в сочетании с желанием как можно быстрее набрать форму все и определило. А я и до приезда понимал: если здоровье позволит, смогу стать прежним, буду играть и забивать.

— Чем Шевченко, десять лет назад уезжавший в Милан, отличается от сегодняшнего? И каким, представься такая возможность, предпочли бы быть теперь — тогдашним, полным сил, или нынешним, с бесценным опытом в футболе и не только?

— На все вопросы в сослагательном наклонении у меня один ответ: даже если бы человечество нашло способ возвращаться в прошлое, я бы ничего менять не стал. Моя карьера была довольно успешной, а юношеское стремление к покорению вершин никуда не исчезло. Просто теперь оно дополняется желанием и умением получать удовольствие от футбола.

— Не жалеете даже о том, что сменили «Милан», где вас носили на руках, на «Челси», где игра не заладилась?

— Судьба порой испытывает нас. И нет гарантии, что такую же травму, как в «Челси», я не получил бы в Италии. Не исключаю, что в «Милане» сопряженные с ней проблемы было бы легче перенести, но, повторю, не привык оглядываться назад. Что сделано, то сделано. То же касается и ошибок юности: каким бы значительным ни был обретенный теперь опыт, я повторил бы до мелочей все поступки, даже абсолютно глупые.

ДЕТСКИЕ ГЛУПОСТИ

— Самая большая глупость в вашей жизни?

— С ходу и не назову. Надо подумать, — Шевченко отпил глоток остывающего кофе и устремил взгляд в окно. — Глупостей было множество, особенно в детстве. Ничего особенного, банальное ребячество. Но первым делом вспоминаются поступки, связанные с, как бы это помягче сказать, рассеянностью. Мог опоздать на тренировку на два часа или перепутать, где она состоится. Около года тренер мирился, а потом сказал: «Если еще раз опоздаешь, в следующий раз можешь не приезжать». И я стал с недостатком бороться. Завел блокнот, куда записывал, что где и когда происходит. Не стеснялся по десять раз перезванивать тренеру, просил маму контролировать мой график.

Но по большому счету все изменил один поступок, которого стыжусь до сих пор. Было мне лет двенадцать. В конце мая предстояла товарищеская игра, и тренер, зная, что мы сдаем экзамены, попросил: если успеете, приезжайте на матч. Погода была замечательной, и ехать через весь город на ничего не значащий поединок не хотелось. Предпочел отправиться с друзьями купаться и развлекаться на игровых автоматах.

Маме, взяв сумку с формой, сказал, что еду на стадион. Вечером она ждала меня возле дома и спросила: Где, Андрюша, был?» — «На игре», — ответил я и почувствовал: дело неладно. «Неправда. Звонил твой тренер, спрашивал, где ты. Я сказала, что поехал на матч».

Оказалось, никто не звонил, но она догадалась, что я был с ней неискренен, и решила меня разыграть. С тех пор ни одной тренировки без причины не пропустил. Чем старше становился, тем серьезнее относился к футболу, который становился из увлечения профессией. Отдавал ему всего себя без остатка — и он отвечал взаимностью. Конечно, в любом деле нужно время от времени расслабляться.

— Как расслаблялись в конце 90-х, играя в «Динамо», и как теперь?

— Разница в том, что десять лет назад у нас не было таких возможностей. Свободное время, как правило, проводили вместе, поскольку имели общие интересы и были в основном близки по возрасту. Компанией ездили в отпуск, предпочитая экзотические страны.

— Самое запоминающееся путешествие того времени?

— Два: на Сейшелы и в Таиланд. Денег тогда было поменьше, приходилось до мелочей все рассчитывать. Летели эконом-классом с непонятными пересадками и долгими ожиданиями в аэропортах. Мне-то было легче — я летал один, а ребята брали с собой жен, детей.

— Теперь, наверное, просто заказали бы чартер?

— Для такого дальнего путешествия — едва ли. Нынче, отправляясь на отдых, в первую очередь думаю о том, чтобы никто не тревожил меня и мою семью.

ЗНАКОМСТВО С ДЕ НИРО

— А есть место на земле, где Шевченко может оставаться неузнанным?

— Даже не скажу. Узнают повсюду. Даже в самых отдаленных уголках Америки, где соккер в популярности явно уступает другим видам спорта.

— Забавные случаи бывали?

— Да сколько угодно! Вот, например, с семьей отдыхали на Багамах в одном очень красивом закрытом месте. До конца отпуска оставалась неделя, и я поддерживал форму, потихоньку бегая кроссы. Миновал как-то одну компанию, вдруг от нее отделился какой-то парень и помчался за мной. «Ты, — спрашивает, — Шевченко?» — «Да» — «Знаешь, — воскликнул он, — я очень болею за «Челси». Встретить тебя здесь — огромная честь и большое счастье» — «Приходи, — сказал, — завтра в то же время — дам автограф».

Наутро в наш коттедж пришел служащий и сказал: «Простите, вас приглашает на обед очень уважаемый человек». Не знаю, стоит ли называть его имя, но это очень известный актер и режиссер. Приглашению удивился, ведь мы не были знакомы. Оказалось, вчерашний поклонник «Челси» работает на его семью, у парня как раз день рождения, и босс решил сделать ему подарок, пригласив меня в гости. Мы с Крис согласились, и с тех пор с этим известным человеком у нас завязались очень хорошие отношения. До сих пор переписываемся, и он постоянно расспрашивает меня про Украину, а особенно — про Одессу.

— Может, все-таки назовете имя?

— Роберт Де Ниро. Величайший актер и просто очень интересный человек.

— Сложись ваша футбольная судьба на английском этапе иначе, возвратились бы когда-нибудь в Киев в роли игрока?

— Обязательно, возможно, в более зрелом возрасте. Ведь еще на пике карьеры решил: точку обязательно поставлю в «Динамо».

— Как выстраиваете отношения с Газзаевым?

— Мы начали общаться задолго до того, как он возглавил «Динамо», и взаимоотношения всегда были дружескими. Но никогда не позволю себе смешивать личное с профессиональным. Валерий Георгиевич мне очень нравится как человек, но мы не переносим эти отношения на поле. Есть строгие рамки: я, футболист, все требования тренера обязан выполнять до мелочей. Если почувствую, что не способен приносить пользу команде, сам объявлю о завершении карьеры, проведу прощальный матч или, не исключено, обойдусь без долгих проводов и займусь чем-нибудь другим.

— Чем, например?

— Пока не время об этом думать.

— Газзаев сказал, что ставит перед «Динамо» задачу выиграть через три года Лигу чемпионов. Считаете это реальным?

— Почему бы нет?

— Что следует сделать во избежание ошибок, допущенных в нынешнем сезоне?

— Прежде всего дать главному тренеру возможность двигаться к цели путем, который кажется ему оптимальным.

— Неудача сборной в стыковых матчах с Грецией стала наибольшим разочарованием с момента возвращения в Украину?

— Пожалуй. Этот шанс сыграть на чемпионате мира был для меня последним. Потому и не сдержал слез после финального свистка в Донецке. Мы заняли в группе второе место, оставив позади хорватов и пропустив лишь англичан, которые проиграли в отборочном цикле только Украине. Статистика в стыковых матчах с греками была на нашей стороне, мы полностью контролировали игру, но судьбу путевки в ЮАР решил один-единственный гол.

ПО СОВЕТУ ПРОФЕССОРА ПРЕОБРАЖЕНСКОГО

— Привыкли к тому, что в прессе ваше имя окружено пересудами и слухами, или испытываете неприятные чувства, читая о себе очередную выдумку?

— Следую совету профессора Преображенского: газет почти не читаю. Как правило, раскрываю, когда знаю, что должно выйти мое интервью. А отчеты и комментарии об играх оставляю без внимания: не в обиду вашим коллегам, их мнения о матчах «Динамо» или сборной для меня не определяющие. Что касается слухов, их на моей памяти было столько.

— Английские таблоиды выделяются особой изобретательностью?

— Ну почему только английские? У нас в желтой прессе тоже иногда такой бред могут написать. Но я не обращаю внимания: такова судьба публичного человека. И мне нравится фраза одного знаменитого певца и актера: «Пишите обо мне что угодно, главное — фамилию не перепутайте». Если же серьезно, я давно создал себе определенный имидж, и сплетни обо мне, как правило, у людей доверия не вызывают.

— Почему, когда родился старший сын Джордан, вы пригласили в дом журналистов и устроили семейную фотосессию, что не очень-то вязалось с вашей непубличностью?

— Напротив, самое обычное дело. Зачем давать повод папарацци преследовать меня и семью, караулить под дверью? Лучше сделать красивые фотографии, отобрать достойные публикации и передать в журнал. У парней из таблоидов не будет повода ходить по пятам.

— Публичная жизнь никогда не была вам в тягость?

— К ее особенностям у меня за годы выработался иммунитет. Скандалов за мной не числится, скелетов в шкафу нет, поэтому для желтой прессы я не так интересен.

— А как относитесь к повышенному вниманию, если не сказать, обожанию публики.

— Стараюсь болельщикам во внимании не отказывать, хотя ситуации бывают разные: случается ведь, спешу куда-нибудь или чем-то занят. Но если располагаю временем, обязательно уделю человеку несколько минут.

— После первого в этом сезоне матча за «Динамо» с донецким «Металлургом» вы никак не могли выбраться из толпы и, наконец, взмолились: «Ребята, отпустите, жена ждет, детей не укладывала». Люди, улыбаясь, расступились. Чувство юмора часто выручало?

— Оно никогда не бывало лишним. Не так просто отказать человеку, который относится к тебе с уважением, и при этом его не обидеть.

С СЫНОВЬЯМИ ГОВОРЮ НА ДВУХ ЯЗЫКАХ

— У вас прекрасная семья, двое сыновей и жена, знакомство с которой, говорят, было на редкость романтичным.

— Мы встретились на вечеринке у Джорджо Армани в честь Рассела Кроу, который не только отличный актер и режиссер, но прекрасно поет под гитару. С первой встречи почувствовал притяжение к Кристен, хотя поначалу между нами были и разница в менталитете, и языковой барьер. Тем не менее, потребовалась всего пара месяцев, чтобы я почувствовал: это именно та девушка, с которой я хотел бы создать семью.

— Сколько языков знают ваши дети?

— Они говорят по-английски, знают русский, немного понимают по-украински.

— С киевскими дедушкой и бабушкой легко находят общий язык?

— Без проблем. Я и сам разговариваю с сыновьями на двух языках — русском и английском.

— Джордан Андреевич и Кристиан Андреевич — звучит, конечно, неплохо. Как называют внуков ваши родители?

— Так и называют, не переиначивая имена на наш лад.

По материалам «Спорт-экспресс» (02.01.2010)